Березовский  Кемеровской области
березовский портал
arrowГлавная Новости Мой город

Репрессии

Thursday, 21 September 2017  
Пользователи он-лайн

ТОП-5 займов онлайн

Займы онлайн
Вебкамеры города Березовский Кемеровской области
Инфраструктура города
Школы Березовского Кемеровской области Школы
Банки Березовского Кемеровской области Банки
Детские сады Березовского Кемеровской области Детские сады
База Березовских Поэтов
База предприятий
Интересные материалы
Школа № 16 г. Березовский
Подать в суд
Суд
Расписание автобусов
Расписание автобусов
Запись к врачам
Больницы. Электронная очередь
Из того же раздела:
Горячие кнопки
Новое Объявления Вакансии
Фото города
Город Берёзовский Кемеровской области фото
Наша коллекция юмора
Концентрация юмора
ЗАГС
Мусорка
Кладбище погибших баннеров и прочий хлам

Репрессии

Версия для печати Отправить на e-mail
Автор А. Чекурова   
03.05.2006

 Что значит «перед расстрелом»?
Сегодня, 11 апреля, всемирный день Памяти жертв, павших в фашистских концлагерях. В России и странах СНГ в этот день вспоминают и о жертвах сталинского террора. Далёкий, тяжёлый, подавляюще страшный тридцать седьмой год, о котором мы читаем и смотрим документальные фильмы, ещё живёт в памяти некоторых наших современников. Их семьи, разрушенные тогда, уже невозможно собрать, их души, разорванные на клочки болью и одиночеством уже не вылечить, их большую обиду ничем не компенсируешь. Надо помнить о них, знать их, говорить с ними, чтобы не забыть. И никому не позволить забыть, не позволить допустить того зла в семьи наших с вами родных, друзей, знакомых, соседей, коллег.
С Валентиной Прокопьевной Дорошенко я познакомилась сначала заочно в городском краеведческом музее. Мне дали адрес и телефон женщины, которая вместе со всей своей семьёй была репрессирована в 1937 году. В музее оказались и некоторые документы, касающиеся её жизни.

Перебирая документы, обратила внимание на маленькую чёрно-белую фотографию – портрет молодого человека. Открытое лицо, с широкими, сибирскими скулами, небольшими, но выразительными, упрямыми глазами, аккуратным и чуть курносым носом. Несмотря на сжатые губы, лицо как будто выражает спокойствие. На оборотной стороне надпись: «Дорошенко Николай Прокопьевич 1937 год перед расстрелом. Копия из личного дела». Как током ударило – перед расстрелом… Не дай Бог, узнать человеку что значат эти слова. А этот, на фотографии - знал. Ещё раз посмотрело на это лицо. Нет, страха не вижу, отчаяния тоже. Ничего. Просто человек. Серьёзный, рабочий, семейный, живой… Внутри что-то заныло, я начала судорожно читать документы, которые прилагались.
Вот, письмо, адресованное Валентине Прокопьевне, из КГБ СССР, датированное апрелем 1991 года. Из него становится понятно, что Николай Прокопьевич, брат Валентины Прокопьевны, осужден по обвинению в шпионаже. Причём рукой сотрудника КГБ написано что обвинение «необоснованное»! «Конкретных доказательств шпионской деятельности в материалах архивного уголовного дела на Дорошенко Н. П. не имеется». За день до своего дня рождения 17 ноября 1937 года человек был арестован, вырван из семьи безо всяких на то оснований. Уже 29 декабря приговор о высшей мере наказания «был приведён в исполнение». За что? Почему? Над этим бьются историки. Госбезопасность же приносит свои извинения. В том же письме за подписью сотрудника КГБ «с уважением руководитель группы реабилитации Грашовень Н. В.» написано: «Примите, пожалуйста, наше искреннее сочувствие в связи с трагедией, постигшей Вашу семью в годы политических репрессий». Вот так… вот так бы лучше на допросе в 1937 году.
- Как было на допросе? – спрашиваю Валентину Прокопьевну при встрече.
- Меня забрали 25 октября безо всяких объяснений. Посадили в Бутырскую камеру. А там народ! Сплошные нары, на которых битком людей. И под нарами даже устраивались на деревянных щитах, - вспоминает Валентина Прокопьевна, - Вызвали на допрос – задавали какие-то незначительные вопросы: ходили ли трамваи в Харбине? Пользовалась ли я услугами рикшей. Тогда считалось, что пользоваться рабским трудом нельзя, особенно советским подданным, и я честно говорила, что не разу не садилась в коляску. Да понимала я всё, не зря мой отец принял в Китае советское гражданство, а после революции вступил в члены КПСС и переехал в СССР. Больше ничего и не спрашивали. Как такового допроса-то и не было. Во второй раз вызвали для того, чтобы прочесть приговор. 11 января 1938 года приехала в Мариинск. В чём была из Москвы: в лёгкой одежде, в туфельках, с оторванной подошвой – в Сибирскую морозную зиму. Буквально босиком по снегу шла до Маротделения…
А когда-то жили одной большой дружной семьёй. Отец Валентины Прокопьевны с молодой женой приехал из центра России в Сибирь вслед за столыпинской реформой. В Минусинске у них родилась первая дочь Полина. Но через два года в 1905 году главу семьи забрали на русско-японскую войну. После её окончания роту расформировали в Китае в Маньчжурии городе Харбине. У России с Китаем в то время был подписан договор о совместном строительстве железной дороги, поэтому русских там было нимало. Прижился и отец Валентины Прокопьевны – работал кузнецом. Жена, не могла оставаться долго вдали от него. Вскоре переехала с маленьким ребёнком на руках в Китай. У них родилось ещё два сына – Андрей и Николай, две дочери – Антонина и самая младшая – Валентина. Все ходили в русскую школу. После революции в России отец тайно принял советское гражданство. А когда СССР вынуждена была оставить права на пользование железной дорогой в Китае японцам, всем советским гражданам пришлось переехать в Советский союз. Братья Андрей и Николай переехали в Москву. Андрей, отслужив в армии, окончив институт женился и работал теплотехником на сталинской ТЭЦ. Николай жил в общежитии и трудился слесарем на Фрунзенской ТЭЦ. Оба были комсомольцами. Вскоре вся семья перебралась к ним. Семнадцатилетняя Валентина, получив специальность машинистки, приехала поступила на службу в райздрав, мечтала закончить школу медсестёр. Сестра Тоня – работала в Москабеле. Отец и мать жили в Коломне, Московской области.
В тридцать седьмом забрали всех. Братьев расстреляли. Жену Андрея – Любовь выслали в Казахстан на поселение. Их маленького сына отдали в детский дом. Отец умер сразу после допросов – сердце не выдержало. Маму…
- Маму, когда арестовали, она просила, умоляла отправить её вместе со мной. Она же неграмотная, без отца совсем бы пропала, без меня, - вспоминает Валентина Прокопьевна. Её пожалели. Отправили в Мариинск. Но вместе со мной в Яю брать не хотели. Старенькая она была. А нас в швейный цех готовили. Но мы плакали – уговорили. Маму взяли для работы дворником. В заключении провели 10 лет. Перед началом войны окончила курсы по ремонту швейных машинок и до окончания срока заключения работала механиком.
- Там всё было так же, как описывает Солженицын?
- Солженицына я читала: «Один день Ивана Денисовича», «Архипелаг Гулаг» «В круге первом» - смотрела. Плакала. Но хочу заметить, что я была в лучших условиях, нежели Александр Исаевич, который сидел в Казахстане. Но тоже горько. И после того, как вышли на свободу – испытали незаслуженное презрение и недоверие окружающих людей. Для общества мы были «контриками», «врагами народа».
В 1947 году после освобождения Валентина Прокопьевна устроилась машинисткой в трест «Кемеровошахтострой» в Анжеро-Судженске. Но в 1952 году предложили покинуть город как бывшей «зечке». Вместе с мамой она переехала в посёлок шахты Берёзовская. Поступила в техникум. Работала крановщицей – строила ДК Шахтёров, была мастером в строительстве дома № 4 по улице Фурманова. Ушла на пенсию из ФСУ шахты Березовская уже в должности старшего инженера. В своих воспоминаниях она говорит о том, что как специалиста и человека её ценили и уважали, но никогда не забывали, что она из бывших «врагов народа». Зачем власть поставила молодой, целеустремлённой женщине это клеймо? Власть, которой верили… Генералы теперь извиняются. Русский общественный Фонд помощи А. И. Солженицина высылает небольшую материальную помощь и желает здоровья, добра и благополучия. Может быть, Бог и дал её и Александру Исаевичу такую длинную жизнь, чтобы у них была хоть какая-то возможность восполнить годы несправедливой физической и моральной несвободы. Валентина Прокопьевна в годы заключения писала много стихотворений, пронизанные одиночеством и сибирским холодом, которые помнит наизусть до сих пор.
«Неповторимые года,
стареешь ты, старею я.
Неповторимые года,
неповторимые минуты,
куда спешите вы, куда?
И замирает всё вокруг…
Как холодно,
мой милый друг…»


А. ЧЕКУРОВА.

Нравится

Комментарии
Солженицын - вор и предатель ч.2
Написал COMATOZER на 2006-05-05 16:38:32
Репрессии в 1937 г. несомненно были - этого никто не отрицает. Но их масштабы существенно завышены, многие обстоятельства сильно извращены. Посткоммунистическая ельцинская пропаганда в 90-х г.г. многое сделала для того, что бы создать у людей впечатление колосального геноцида русского народа в 30-40 годах. И это во многом было следствием политической борьбы за власть, когда после провала ельцинских реформ 91-92 г.г. возникла реальная опастность для прихода к власти вновь коммунистической партии. Тогда, как впрочем и сейчас, очень модно было ругать и СССР, и коммунизм как политической учение, Сталина сравнивать с Гитлером и представлять этаким всемирным злодеем. Свои неудачи при решении социальных и экономических проблем ельцинские реформаторы сваливали на "тяжелое наслелие СССР" валя в одну кучу и репрессии, и пресловутые очереди (начавшиеся кстати в период еще одного великого "реформатора-демократа" разваливающего страну Горбачева), и нехватку колбасы и т.д.  
 
Некой иконой репрессий, священной коровой нового режима России и западных критиков СССР стал Солженицын, написавший "Архипелаг Гулаг". Его представляли как духовного обличителя советского режима, от которого он так пострадал, вынесшего на суд людской всю правду о репрессиях.  
Однако, весь его трагический пафос о себе ничего не стоит.То есть формально, то конечно там у него было две статьи за антисоветчину. Но есть такие сведения, что первоначально Солженицын спалился на краже мешка соли (еще было что то связанное с марадерством), об этом кстати уже не раз говорили. А когда его взяли его дальше и понесло: реально что известно, это то, что всплыла его переписка с другом детства капитаном Николаем Виткевичем, которую он любезно представил особистам, дальше он сдал другого друга детства профессора Симоняна, свою жену Решетовскую, и даже случайного попутчика в поезде моряка Власова (по признаниям впоследствии Решетовской). Итог: статья за участие в антисоветской группе. Основанием к аресту Виткевича как раз и послужила переписка и подробные доносы Солженицына в тетрадке из 52 листов, где например описывалось что Симонян с детства был настроен антисоветски, духовно и политически разлагал друзей и особенно Саню Солженицына. Симонян лично видел эту тетрадь. А в интервью 1992 года Солженицын даже выразил сожаление, что следствие провели так халатно, ибо при желании по его записям "можно было всех рассчитать, можно еще пять человек посадить из нашего дивизиона. Ну а следователю лень читать, дураку".  
Николай Виткевич отправился по этапу на десять лет в Воркуту, куда только с этапа не доехали 150 из 1000 з/к, а Солженицына без особого нажима завербовали: просто позвали и спросили: "Можешь?" - "Могу!" - скромно и без тени смущения ответил будущий нобелевский лауреат и дал подписку о сотрудничестве. За это ему, очевидно, как стукачу, дали восемь лет, которые он сидел сначала в Бутырской тюрьме во вполне удобной камере, из которой даже мог заказывать книги из Ленинской библиотеки, а потом - в подмосковной "шарашке". Таким образом, он был не столько идейным борцом с Советской властью, а её идейным союзником - проще говоря, сотрудничал со следствием по полной программе - стучал! В книге Шпачкова рассказывается о "героическом" поведении Солженицына. Но интересно, что практически никогда в России не публиковались документы, подтверждающие это поведение - в частности, его хорошо сохранившиеся доносы.  
Наиболее известный "подвиг" Солженицына-стукача - т.н. "экибастузский донос", который помог властям жестоко подавить в самом зародыше восстание украинцев, недовольных лагерным режимом. Поскольку социализм - это учет и контроль, то все бумаги, которые когда-либо попадали в архивы госбезопасности, бережно там сохранялись (и сохраняются поныне). Уж больно хорош документ, позволяющий держать на хорошем крючке лауреата Нобелевской премии и «совесть русской нации». Причем документик КГБ мудро решило не держать у себя и не подвергать публичной огласке (первое - неэффективно, второе - смахивает на провокацию). Добрые дяди из Комитета разрешили ознакомиться с ним и скопировать двум журналистам - чеху Томашу Ржезачу (этот вроде бы из Восточного блока) и немцу Франку Арнау (представителю вероятного противника из блока НАТО). И тот, и другой не преминули воспользоваться щедрым подарком КГБ. Если кому интересно могу привести доподлинный текст доноса СоЛЖЕницына. Однако здесь всего-лишь комментарий к статье, а это тема для отдельной беседы.  
Это потом в своей книге «Архипелаг Гулаг» эта тварь начинает ныть об ужасах лагерей и т.д. Далее Солженицын начинает приводить какие-то цифры, якобы официальные данные, подтверждающие масштабы репрессий. Но задайтесь вопросом - откуда у бывшего зека, издавшего свою книгу за рубежом могли быть такие данные. Какое ведомство в СССР могло допустить его к официальным документам и архивам? В итоге некоторые историки говорят, что многое из того, что он написал, ЛОЖЬ и еще раз ЛОЖЬ. Можно и подробно, но это отдельная тема для беседы не в рамках комментария.  
Срать на СССР было модно, а Солженицыну, живущему на западе еще и выгодно. Думаете Нобеля и денежные премии ему дали за писательский талант и описание правды жизни? Ерунда! В литературном смысле то, что ему Нобеля дали вообще нонсенс! Это был политический пиар, последствия информационной войны между СССР и Западом. А сделать себе имя на трагичной теме, сгустив краски, завысив цифры труда не составило.  
Автор пишет, что много док.фильмов и телепередач, статей о репрессиях выходило. Это действительно так, во второй половине 90-х да и сейчас. Однако их пик приходился на 96 г. (президенсткие выборы), 99 г. (парламентские выборы), 2000 г. Основным серьезным конкурентом правящей власти на этих выборах традиционно выступали коммунисты. Поэтому весь этот информационный поток ни что иное как полит. компания и объективности в нем очень мало, сплошной негатив. Масштабы влияния были настолько велики и теперь практически бесполезно кому-либо доказывать, что не все так, как нам сейчас пытаются представить. Голоса некоторых историков, несогласных с теперешней официальной линией замалчиваются. Но хотя бы просто расспросите старшее поколение из тех кто еще живой и помнят те времена, много ли они знают о масштабах репрессий, слыхали ли они тогда о них.  
Приведу пример. Мой дед работал в тридцатых годах в огромном индустриальном Новосибирске на авиационном заводе. Вот где по сути огромный простор для деятельности НКВД по выявлению мнимых шпионов и вредителей. Однако за все его время работы в самый пик этих репрессий ни одного рабочего или руководящего работника не было арестовано и про репрессии никто ничего не знал. Возникает вопрос, таковы ли были масштабы репрессий как нам представлял это Солженицын, как нам это навязывает пропаганда нового времени, как пытаются представить западные историки. Возникает и другой вопрос - все ли репрессированные были невиновны, а может среди них действительно были шпионы (на подходе была война и масштабы диверсионной работы германской разведки были велики), а может среди них были и воры соли, и реальные вредители? Безусловно были, но у людей посредством пропаганды складывается такое впечатление, что все репрессированные, сосланные, расстрелянные - это сплошь невинные люди, уничтоженные коварными комуняками.  
При всем моем уважении к автору, мне кажется, что и она немного поддалась этой массовой истерии по поводу репрессий. Кроме того, могу предположить, что тема была выбрана не случайно. Поскольку такого плана статьи и публикации достаточно часто появляются в печати, руководство газеты, думаю, решило не отставать от общих тенденций и тоже внести свой вклад, дав задание автору написать статью в подобном ключе. Хотя возможно я ошибаюсь и автор сам выбрал тему.  
Итог: Если по теме, то по моему непрофессиональному мнению статья очень хороша своим слогом, оборотами, построением, безусловно талантливый автор. Если все правда и действительно так было, как рассказала эта женщина - то это конечно трагичная история отдельно взятого человека. Однако, упоминание твари СоЛЖЕницына лично меня покоробило. Повествование должно вызвать и скорбь по всем невинно репрессированным, и жалость к этой конкретной женщине и ее семье и в принципе так оно и происходит. Наверное эту цель и преследовал автор. Но вот только после прочтения остается какое-то неприятное чувство как будто в чем-то обманули, сначала разжалобили, а потом взяли и жестоко надули.  
 
Р.S. Хочу заметить, что ни в коем случае не являюсь коммунистом или защитником режима СССР. Были в нашей истории и перегибы и роковые ошибки. Я просто против фальсификации истории разными продажными предателями типа СоЛЖЕницина. 

Незарегистрированным пользователям доступны комментарии только из системы "Вконтакте".
Пожалуйста зарегистрируйтесь.

 

 

 
            
поиск
Авторизация
Миничат Пройти регистрацию Архив миничата Пройти регистрацию
ПОГОДА
weather
Телефонный справочник
Телефонный справочник

Город Березовский
(Кемеровская область)

ТРК 12-канал
ОВД
Подать заявление Приём заявлений о преступлениях или правонарушениях в ОВД г. Березовский
Кто онлайн и откуда
Заказ СУШИ
СУШИ
Счётчики

Наш побратим
Город Берёзовский на Урале

Березовский сайт

            
вверх
Проект существует с 25.05.2006