Березовский   Кемеровской области
березовский портал
arrowГлавная Остальное База данных Березовских поэтов Берёзовские родники

Гержидович Леонид Михайлович

Saturday, 18 November 2017  
Пользователи он-лайн
Посетителей нет.

ТОП-5 займов онлайн

Займы онлайн
Вебкамеры города Березовский Кемеровской области
Инфраструктура города
Школы Березовского Кемеровской области Школы
Банки Березовского Кемеровской области Банки
Детские сады Березовского Кемеровской области Детские сады
База Березовских Поэтов
База предприятий
Юридические консультации
COMATOZER
Юридические консультации ведет COMATOZER
Интересные материалы
Шахты г. Берёзовского
Подать в суд
Суд
Расписание автобусов
Расписание автобусов
Запись к врачам
Больницы. Электронная очередь
Из того же раздела:
Горячие кнопки
Новое Объявления Вакансии
Фото города
Город Берёзовский Кемеровской области фото
Наша коллекция юмора
Концентрация юмора
ЗАГС

Гержидович Леонид Михайлович

Версия для печати Отправить на e-mail
Автор М. Зиновик   
14.01.2010
Бахматов Михаил Петрович

Гержидович Леонид Михайлович - родился 25 января 1935 года в селе Панфилове Крапивинского района Кемеровской области. В начале 1938 года отец Михаил Иосифович был снят с партийной работы и репрессирован. Семья переехала в посёлок Барзас, где прошли детство и школьные годы поэта. После семилетки окончил Новосибирский техникум физической культуры, служил в армии, окончил спортивный факультет Кемеровского педагогического института. Жизнь и почти вся деятельность связана с Берёзовским. Работал грузчиком в магаданском порту, литсотрудником в газете, учителем физкультуры, тренером, спортинструктором, разнорабочим в промысловом хозяйстве, пасечником, лесником, штатным охотником-промысловиком. Вот почему в творчестве Гержидовича преобладают "лесные" мотивы. Первые стихи написал в армии. В 1987 году принят в Союз Писателей России. Входит в СТР. Издано более 10 книг.

* * *

Я пацаном шишкарил с "зэчкой".

С мешком смолистым на плече

Она за мной, как на уздечке,

Ходила в хмуром кедраче.

Нужда нас вместе повязала:

Штаны мне снились и портфель,

А ей - голодные вокзалы

И мать за тридевять земель.

Ряба она и кособока,

Как без вершины карагач.

Из лагеря её до срока

Сактировал тюремный врач.

За мной плелась походкой хилой,

И было непонятно мне:

Какая жизненная сила

Её таскает по земле?

Однажды куль добротных шишек

Тайга нам выделила в дар.

Она в вагоне, я - на крыше

С ней едем в город на базар.

Я до сих пор не понимаю,

Как мы могли, не спавши ночь,

Оставив поезд, до трамвая

Наш груз нелёгкий уволочь.

В трамвай с толпою, цепкой кошкой -

Она просунулась с мешком,

Я ж был оттиснут от подножки

Каким-то грубым мужиком.

Я исходил без передышки

Весь рынок вдоль и поперек...

Прощай, портфель, штаны-штанишки,

Она и денежный мешок.

Под вечер к поезду вернулся.

Босые ноги поиссёк.

Скрипел зубами: "С кем стакнулся,

Кому поверил, дурачок".

И тихо плакал на вокзале,

Познав впервые силу зла.

Попутчики мне рассказали:

Она в трамвае умерла.

 

 

Лесосека

 

От кровавых мозолей

Пламенела рука.

Говорил Анатолий:

- Что, кишка, брат, тонка?

Ты для бодрости гикни

Или крикни "Ура!"

Вникни,

Разумом вникни

В механизм топора.

И в сердцах, что есть силы,

Я вникал сгоряча

В сердцевину осины

Топором от плеча.

А напарник лукаво

Хохотал на весь лес.

Мне казалось:

Сам дьявол

В его глотку залез.

А на завтра мы лесом

Загружали вагон.

Слабаком и балбесом

Костерил меня он.

Роба пухла от пота.

А вагон, словно пасть.

Брёвнам не было счёта.

Только б мне не упасть.

Продержаться бы только,

Но слабела рука.

И с ухмылочкой Толька:

"Что, кишка, брат, тонка?"

В чащах первые всходы

Поднялись от земли.

И не брёвна, а годы

На вагоны легли.

И, когда было трудно,

Цель была далека,

Слышал я из-под спуда:

"Что, кишка, брат, тонка?"

 

 

Матерь берёза

 

Индевеет лицо от мороза,

И скользит между сучьев нога...

Ты прости меня, матерь берёза,

Раздеваю тебя донага.

Топориным размеренным стуком

Оглашаю окрестный лесок.

На метлу обрублю твои руки -

Заработаю хлеба кусок.

Ты прости, не выходит иначе.

Возмутись и стряхни меня вниз.

Ты весной каждой раной оплачешь

Эту нашу совместную жизнь.

Ты оплачешь моё безрассудство,

Мой кощунственный хлеб на столе,

Все деянья, лишённые чувства,

На поруганной мною земле.

Льдом в снега поосыпал я слёзы,

Вьюговьём заглушило мой плач...

Ты прости меня, матерь берёза,

Я сегодня твой подлый палач.

По-над нами суровые тучи

Злыми лбами упрутся в зарю...

На метлу обрублю твои сучья,

У вершины топор усмирю.

Будешь в трепете ты невесёлом

Возвышаться уродливо ввысь

И являть своим остовом голым

Всю мою несуразную жизнь.

 

 

Бурёнка

 

Во дворе мычит корова,

Квохчут куры у стрехи,

Приобщаюсь к жизни новой.

Забываю про стихи.

Был я тощий, словно спичка,

Как гулаговский скелет,

А теперь жена яичко

Мне изжарит на обед.

Из подойничка

Парного

Мне нацедит молочка,

Скажет ласковое слово

И напоит, как бычка.

Отвернулся быт суровый,

В теле немощи тая...

Ой, вы, куры, ой, корова,

Ой, кормилица моя!

Стал я с Музою-плутовкой

По другим законам жить:

Строки длинные литовкой

В росном поле выводить.

Чтоб в подойник струи пели,

Чтоб петух хохлатил кур,

Чтобы щёки пламенели,

Как в куплете каламбур.

А чтоб радость и надежда

Не загинули в лесу,

Я с утра Бурёнку нежно,

Как жену свою, пасу.

Ей рефрен и ей эпитет,

Ей окрестный колорит,

А она знай травку щиплет,

Рифму "му" мне говорит.

Насыщайся! И к обеду

Молочко домой неси,

Чтобы с голоду поэту

Не зачахнуть на Руси.

 

 

Август

 

Стога, как горы выросли

Вдоль речки говорной.

В себе я силу выносил

Не этой ли порой?

Не ягодными ль соками

В вечерней полумгле

Влилась в меня высокая

Любовь к родной земле?

Кипреевою алостью

Долина зажжена.

Отяжелевшим августом

Душа полным - полна.

Малина и смородина,

И овощ, и орех...

О, труженица Родина,

Ты мне превыше всех!

 

х х х

 

Смирным быть иль оголтелым?

Пить вино иль трезвым жить?

Дорожить душой и телом

Иль совсем не дорожить?

Расстелюсь ползун-травою,

Чтоб от сердца отлегло,

Буду биться головою

В неба синего стекло.

Со скалы нырну в пучину,

К медведям запрячусь в лес,

Чтоб мою беду-кручину

Не распёрло до небес.

Только кто там веселится

По осиновым холмам?

Чьи там возгласы и лица

Прячут птицы по кустам?

Я не раз от горя плакал -

Не остыла в теле кровь,

И горит во мне, как факел,

К этой местности любовь.

Где в цветке росинка зреет,

Где слеза так солона...

И остудит, и согреет

Дорогая сторона.

 

 

Призвание

 

 

Расшумелись ветра,

Расходились.

Дней погожих и тихих

Не жди...

Холода надвигаются,

Или

Упадут затяжные дожди,

Иль метели

В сплошной канители

Раскричатся

До самых небес,

Чтоб забыл я

Туманов кудели

И души

Зеленеющий лес.

Будет сердце опять одиноко

Про печали читать наизусть.

На колу безысходном

Сорока -

С треском сыпать

Гнетущую грусть...

Только вдруг -

Неизвестно откуда,

В безмятежной и сонной груди

Зов неясный

Проступит,

Как чудо,

И огонь полыхнёт впереди.

Задохнётся душа от озноба,

То ли в небе, толь в тверди земной,

То ли в сердце

Прорежется слово

И, как Бог,

Поведёт за собой.

Будь блажен,

Кто хотя бы однажды,

Не покорствуя лёгкой судьбе,

Ощутит

Непонятную жажду,

Неуёмную силу

В себе!

Не уйти.

Никуда мне не деться.

Плоть моя

Отстоялась, как соль.

Подступили

Под самое сердце

Неизбывные совесть и боль.

 

 

х х х

 

 

- Ухожу!

Сказал немилой, -

Укороту - поворот!

Обо мне собака выла

Возле тёщиных ворот.

Ты не вой, моя собака,

Хвост торчком, за мной беги -

Мимо бывшего сиблага,

Прямо к сердцу Мар-тайги.

Там, в урочище таёжном,

Я затратил много сил

И у речки дом надёжный,

Как судьбу, соорудил.

Мы свою отыщем долю.

Там, в листве у диких вод,

Про свободу и про волю

Песни иволга поёт.

Не сгноят нас дождь и слякоть,

И не выморозит снег.

Заживём с тобой, собака.

Ты - надёжный человек!

 

 

Ночлег

 

Бескрайней Сибирью под Богом,

Встречая лицом холода,

Скитаясь по зимним дорогам,

Я брёл неизвестно куда.

Лишь зыбилось предощущенье

Под посвист метелей шальных,

Что где-то сокрыто скрещенье

Надежд и свершений моих.

Где снег под деревьями топко

Лежал в леденеющей мгле,

Берёза свой плащ на растопку

Безропотно скинула мне.

И пихта в цепучем подлеске -

Моя ветровая сестра -

Дарила с восторженным треском

Сухие сучки для костра.

Тянули степенные ели

Мохнатые лапы ко мне,

Чтоб запах смолистой постели

Мне силы прибавил во сне.

Ворочалась бездна без края,

Всему навевая покой.

Уклады и власть мировая

Вершились над сонной тайгой,

Где в скопищах звёзд надо мною,

Без радостей и без похвал,

С надеждой и тихой тоскою

Сияющий Ангел летал.

 

 

 

Доля

 

Выбрал долюшку-долю себе я,

Всё вместилось в моём рюкзаке,

Ни о чём за спиной не жалея,

Закурил по дороге к тайге.

Усмехнулся тщете напоследок

И над утренней россыпью рос

Растворился, как воздух меж веток

Елей, пихт, и осин, и берёз.

По реке, аж до самого устья,

Сплавил прочь надоевшую грусть...

Может, к близким когда-то вернусь я,

Может быть, никогда не вернусь.

Только знаю - на лоне прогретом,

Настоящей свободой дыша,

Переполнится солнечным светом,

Добротой и любовью душа.

На холмах успокоятся ветры.

По распадкам уснёт снеговей.

Семя зрелое высеют кедры

На просторы Сибири моей.

И, быть может,

Под памятным небом,

В тальниках у светлеющих вод,

Из земли зеленеющим древом

Образ жизни моей прорастёт.

 

 

 

х х х

 

Уйдя от лжи, от лести

За егерьский кордон,

Живу в безлюдном месте,

В лесу построив дом.

И здесь, под хвойной крышей,

Всё прошлое сгубя,

Быть может, волей свыше

Сыскал я сам себя.

Душой с природой слился,

В её законы вник

И слышать научился

Её живой язык.

Кормлю я птиц с ладоней

С пришествием утра.

И только здесь я понял

Великий смысл добра.

Как лось в пургу под кедром -

Душе сыскал покой.

Я становлюсь и ветром,

И лесом, и рекой.

И солнышко без спроса

Мой заселяет дом.

И дышится мне просто,

Как пихте за окном.

 

 

Лыжня

 

Через горы, отроги и пади,

Много пота затратив и сил,

От избушки своей к автостраде

Я лыжню по снегам промесил.

То-то будет друзьям незадача!

Не заблудятся лютой зимой,

Прямо в сердце тайги, как на дачу,

Прибегут повидаться со мной.

Будут тосты, застольные речи

И солёный частушечный смак...

В предвкушеньи намеченной встречи

У стола колдовал я, как маг.

Млели грузди губастые в блюде,

Рыбья сушь и медвежье филе,

Из лосятины зыбистый студень

И картофель, печёный в золе.

Не чета косорылой сивухе,

Королём, водрузившись на трон,

Задыхаясь в ореховом духе,

Стыл в бутыле первач-самогон.

Вот и ночь - навалилась мохнато

На деревья, объятые сном.

Лишь избушка моя виновато

Вдаль глядела промёрзшим окном.

Тихо плакал нетронутый ужин

У пустой предзастольной скамьи.

В дверь стучалась январская стужа...

Где ж вы, верные други мои?

Может, вам и не снилась дорога,

Или вам не дойти до меня,

Где тоскует в ночи одиноко

От порога лесная лыжня?

 

х х х

 

Ну и что же с того, что так дует,

Завывает, свистит и метёт,

Если сердце поет и ликует,

И плечо до звезды достаёт.

Мне сегодня в снегах перелесья,

Как негаданный выдох иль сон,

Небывалая слышалась песня,

Доносился неведомый звон.

В нём я слышал миров колыханье,

Детский лепет в родимом краю.

И любовь, и благие желанья

Переполнили душу мою.

Заливались серебряно трубы,

Восклицала торжественно медь...

Дикий лось целовал меня в губы,

Улыбался по-братски медведь.

По-ребячьи барахтался воздух

На просторе уснувшей Курьи,

По сугробам горячие звёзды

Натыкались на лыжи мои.

Грудь распахивал лес многолицый,

И, ликуя,

Из дальней дали

Прилетали ко мне

Не синицы -

Журавли, журавли, журавли!

 

 

х х х

 

Под этим небом древним

Живу не тела для...

Извечные деревья -

Мои учителя.

Берёза гонит соки,

Осина нижет пух,

Чтоб мудрый и высокий

В меня вселялся дух...

 

х х х

 

Я накрепко привязан

К своей родной земле.

Рожденьем ей обязан

И хлебом на столе.

А вспоен я

Ручьями,

Кедровым молоком

И с птичьими речами

С рождения знаком.

Какое это счастье -

В стозвоньи голосов

Бродить по добрым чащам

Распахнутых лесов.

Копытную тропинку,

Болотину и гать,

И каждую травинку

Любить и сберегать.

 

х х х

 

Приходи к моей сторожке

По заждавшейся тропинке.

Сто берёз перед тобою

Ночью высветят дорогу.

Кедр тебе протянет руки,

От восторга цепенея,

Шелковистая метлица

Каждый след твой расцелует.

А мышонок остроглазый,

Хитро выглянув из норки,

Поперхнётся любопытством

И забудет осторожность.

Если ты придёшь к сторожке

Поутру, за перекатом,

Речку выстелят кувшинки,

Как фарфоровые блюдца.

И талинка, глядя в речку,

Вдруг тебя в себе увидит.

Ей завидуя, сосёнка

Повторит твоё обличье.

И поселится в сторожке

Одиноких душ созвучье.

Будут в печке петь поленья

В мире лучшую из песен.

 

 

Доброе лето

Нине

 

Теплотой первобытной согрето,

Благолепье суля за версту,

Всеми силами доброе лето

Помогало нам выжить в лесу.

Опьяняло звенящей водою,

Подносило дары без помех:

То саранку с колбой молодою,

То злачёный кедровый орех.

Уводило студёною речкой

К перекатам без тропок-дорог,

Где за удочкой хариус свечкой

Прыгал чуть ли не в наш котелок.

Наливалась рубином рябина,

А под ней, на кустах налита,

Вдоль медвежьих набродов малина

Поцелуем просилась в уста.

И твои, и мои поцелуи

Вдалеке от наветов и пут,

Восторгаясь, смеясь и ликуя -

До сих пор в летних травах цветут.

Как стог сена, судьбу мы вершили,

Долгий отдых даруя словам,

Где толпились деревья большие,

По большому завидуя нам.

 

х х х

 

Холода надвигаются,

Нелюдеет тайга.

А мне времечко нравится,

Даже ночь дорога.

Охрой солнца помеченный,

Осыпается лист.

По реке обесцвеченной

Рыба тронулась вниз.

Ищет место надёжное

И мураш, и медведь,

Чтобы зимушку грозную

Пережить, одолеть.

Только эти заботушки

Мне давно ни к чему...

К дому лесом по тропочке

Подхожу своему.

Здесь работалось песенно

До потёмок с утра,

Где петух ходит весело -

Королевич двора.

В доме горница светлая

И герань на окне,

И хозяйка приветная

Улыбается мне.

 

х х х

 

Умру - душа останется.

У речки поутру

Присядет вечной странницей

К рыбачьему костру.

И рыбаков по случаю

На росном берегу

Я страстью неминучею

Незримо обожгу.

Им с сущим пониманием

Вселю благую мысль:

Чем дышит мироздание

И как струится высь.

Чтоб им в злобе нечаянной

В сердцах не замутить

Речушки нескончаемой

Божественную нить,

Не заболеть под кущами,

Под гнётом нищеты,

Пытая долю лучшую

Нехваткой доброты.

В забои и на пахоту

Нести благую весть

И жизнь любить распахнуто

Такой, какая есть

Просмотров: 4028

Нравится

Комментарии
Написал admin на 2010-01-21 15:58:05
Администрация сайта поздравляет Леонида Михайловича с наступающим юбилеем!
Написал admin на 2010-01-21 16:02:52
От прочтения первых двух стихов возникло такое же ощущение как после прочтения книги Шаламова "Калымские рассказы".
Написал Igaron на 2010-01-21 19:01:46
что сказать класика поэзии,судить его стихи не нам,а внук Витя у него чмо ходячее это так к слову.
Написал Max на 2010-01-22 10:09:04
Присоединяюсь к поздравлениям. Помню лежали мы в с Гержидовичем в соседних палатах местного лоротделения... 
К сожалению не знаю, смогу ли явиться на торжество. Здороья и музы!

Незарегистрированным пользователям доступны комментарии только из системы "Вконтакте".
Пожалуйста зарегистрируйтесь.

 
            
поиск
Авторизация
Миничат Пройти регистрацию Архив миничата Пройти регистрацию
ПОГОДА
weather
Телефонный справочник
Телефонный справочник

Город Березовский
(Кемеровская область)

ТРК 12-канал
ОВД
Подать заявление Приём заявлений о преступлениях или правонарушениях в ОВД г. Березовский
Кто онлайн и откуда
Заказ СУШИ
СУШИ
Счётчики

Наш побратим
Город Берёзовский на Урале

Березовский сайт

            
вверх
Проект существует с 25.05.2006